Preview

Японские исследования

Расширенный поиск
№ 4 (2020)
Скачать выпуск PDF
6-20 44
Аннотация
В статье прослеживается эволюция взглядов Горького на события Русско-японской войны 1904-1905 гг. С самого начала он воспринял её как антинародную, жестокую и бессмысленную. В письмах родным и близким Горький разоблачал хищнический характер этой «авантюры», лживую официальную пропаганду. Писатель внимательно изучал книги о Китае и Японии, активизировал издательскую деятельность с целью познакомить читателей с литературой и историей стран Востока. Он не поддерживал политику разжигания ненависти к Японии, выступал против комплекса «цивилизованного превосходства» европейцев. Через 6 лет в рассказе «Жалобы» (1911) Горький вновь вернулся к событиям Русско-японской войны, но дал им совершенно иную интерпретацию. В центре внимания писателя оказался «русский вопрос»: на примере отношения солдат к войне он критически осмыслил такие качества психики русского человека, как «пассивизм» и фатализм. В романе-эпопее «Жизнь Клима Самгина» война с Японией становится катализатором краха российской государственности. Это нашло выражение в ярких художественных приёмах при изображении манифестации на Дворцовой площади 30 января 1904 г., мобилизации запасных частей в Старой Руссе. В зависимости от идеологических задач отношение к войне 1904-1905 гг. и её освещение менялось: от непосредственной реакции на события Горький перешел к идейно-философским обобщениям и рассмотрел Русско-японскую войну в исторической перспективе.
21-39 59
Аннотация
Груз исторической памяти, связанной с японской агрессией в Китае в 1930-e - 1940-е годы, отчётливо проявляется в японо-китайских отношениях на современном этапе. В связи с этим важно понять, в чём заключается причина разногласий: почему китайская общественность считает, что японская сторона недостаточно осознала трагичность событий военного периода, в то время как японцы недовольны постоянными напоминаниями о прошлом со стороны своего соседа. В статье сделана попытка хотя бы частично разобраться в этом противоречии и понять, имеет ли место чувство вины в послевоенной Японии и как оно проявляется. В статье чувство вины за японскую агрессию анализируется с двух основных ракурсов: с точки зрения проблемы компенсации морального и материального ущерба, которая подразумевает рассмотрение вопроса с позиции государства и его субъектов (первая часть), и с точки зрения осознания японским народом трагедии произошедшего и вытекающего из этого чувства вины (вторая часть). В первой части статьи после обобщения обстоятельств капитуляции Японии на основе известных исторических фактов и анализа материалов, отражающих разные точки зрения на проблему, объясняется, почему извинения японской стороны за агрессию и компенсация материального ущерба пострадавшим странам (в частности, Китаю) считаются слишком поздними и недостаточными. Во второй части рассмотрена эволюция исторической памяти в японском обществе в послевоенный период и показано, что японский народ воспринимает историческое прошлое с определённого угла зрения, и представление о войне не является целостным и всеобъемлющим. В заключении сделан вывод о том, что формирование отношения к войне в Японии происходило под воздействием политических факторов и в условиях послевоенной травмы, трансформировавшей общественное сознание. Особо отмечена роль храма Ясукуни как символа японской агрессии и милитаризма для Китая и воплощения торжества мира над войной и боли об ушедших близких для простых японцев.
40-63 81
Аннотация
Социально-экономические последствия региональной неравномерности и в XXI веке остаются одной из серьёзных проблем развития Японии. Несмотря на определённые успехи региональной экономической политики, основные количественные показатели территориально-экономических пропорций/диспропорций мало изменились за последние 30 лет. Вместе с тем целый ряд внутренних и внешних факторов обусловил необходимость корректировки подходов к региональному стратегическому планированию. Среди них глобализация и изменение позиционирования Японии на мировом рынке, частичная потеря конкурентных позиций на азиатских рынках, нарастание конкуренции между «интернациональными» городами за иностранные инвестиции. Среди внутренних факторов - сокращение населения Японии темпами выше ожидавшихся ранее, изменение образа жизни людей и сдвиги в их системе ценностей, возрастание значимости таких её составляющих как стабильность, безопасность, благоприятные экологические условия, привлекательные ландшафты, диверсификация стилей жизни. В основу Новой стратегии пространственного развития XXI века положена идея создания многослойной «компактной и сетевой территориальной структуры», в рамках которой должна быть обеспечена доступность социальных услуг для жителей всех населённых пунктов на основе оптимизации социальной инфраструктуры и формирования «новых городских ядер». Экономическое развитие регионов должно концентрироваться на развитии отраслей, опирающихся на местные ресурсы и учитывающих местную специфику, а также создание «экосистем» инноваций. Наряду с оживлением региональной и сельской экономики Новая пространственная стратегия Японии нацелена на корректировку избыточной концентрации населения и экономического потенциала крупных мегаполисов (в первую очередь Токийского) и одновременно укрепление их глобальной конкурентоспособности. В качестве необходимых условий для достижения амбициозных целей в Стратегии называется обеспечение экономического роста, повышение производительности труда в промышленности, создание инноваций за счёт региональных ресурсов и межрегионального сотрудничества, активизация участия женщин и пожилых людей в трудовой деятельности и общественной жизни, использование современных умных (smart) технологий, форматов шеринговой экономики. Традиционным императивом при формулировании стратегии пространственного развития Японии остаётся очевидное стремление решать проблемы территориальной неравномерности в комплексе с решением других социально-экономических проблем страны, в частности проблем экологии, демографического спада (который особенно заметен в регионах), вопросов совершенствования производственной и социальной инфраструктуры.
64-77 76
Аннотация
В статье рассматриваются проблемы развития водородной энергетики (ВЭ) в Японии, а также характеризуются различные аспекты внутренней и внешней политики страны в этом направлении. Технологии возобновляемой энергетики с каждым годом развиваются всё активнее, и водород занимает среди них одно из лидирующих мест. Особенно это актуально для стран с дефицитом ископаемых энергоресурсов (уголь, нефть, природный газ), к которым и относится Япония. Значение топливной энергетики снижается по мере роста экономической эффективности возобновляемых источников энергии (ВИЭ), но экспансия последних также стакивается с естественно-природными (климатическими) и технологическими ограничениями. В этом смысле водород может стать основой для энергетики будущего, если удастся решить проблемы с его транспортировкой, хранением и безопасным использованием. Для успешного развития водородной энергетики Японии следует чётко ответить на несколько вопросов. Первый: каким способом предпочтительней получать водород (собственное производство традиционным либо «зелёным» способом, импорт, создание совместных производств с зарубежными партнёрами). Второй: какие отрасли наиболее предпочтительны для внедрения водородных технологий. И третий: достижима ли коммерческая эффективность (окупаемость) строительства и эксплуатации различных объектов водородной инфраструктуры. Большое значение имеет также создание международно-правового режима экспорта/импорта водорода ввиду значительной сложности и опасности таких операций. Энергетическая безопасность принципиально важна для Японии, поэтому требования к эксплуатации энергетической инфраструктуры в стране очень высоки. Несомненно, без поэтапного внедрения этих мер ущерб от аварии на АЭС «Фукусима» был бы значительно выше. Постоянная практика работы в условиях жёстких ограничений и регламентов сформировала в Японии устойчивые механизмы по противодействию нештатным ситуациям и относительно быстрой ликвидации их последствий без критического ущерба для населения. С учётом этих факторов изучение опыта Японии, первой в мире принявшей и уже частично реализовавшей целенаправленную Стратегию развития водородной энергетики, представляет большой научно-практический интерес.
78-97 49
Аннотация
75-летний юбилей окончания Второй мировой войны даёт повод для осмысления всемирно-исторического значения поражения Японии в этой войне, а также оценки этого события с точки зрения современных отношений Японии с её странами-противниками. Многие десятилетия свою актуальность в этих отношениях не утрачивает целый клубок специфических проблем исторического прошлого, связанных с наследием Второй мировой войны. По сути, в разных странах сложились собственные национально-ориентированные дискурсы вокруг войны с Японией, в которых расстановлены различные акценты в интерпретации её сути, характера, основных акторов и даже хронологии. На Западе в целом считали вопрос об ответственности Японии исчерпанным условиями послевоенного урегулирования, определёнными подписанным ими Сан-Францисским мирным договором, а также вердиктами Токийского и иных трибуналов, наказавших японских военных преступников. Их позиция в период холодной войны определялась в первую очередь логикой биполярного противостояния, в которой Япония была верным проводником западных ценностей в Азии в глобальной парадигме борьбы с коммунизмом. Что касается СССР и постсоветской России, у них отсутствуют какие-либо «исторические» (не только юридические, но и морально-этические) претензии к Японии, связанные с итогами войны. В свою очередь в Китае, а также в государствах Корейского полуострова преобладают антияпонские настроения, связанные с недостаточной степенью публичного выражения раскаянья в отношении милитаристского прошлого со стороны официального Токио, в политике которого, по их мнению, усиливается ревизионистская компонента. Их болезненную реакцию вызывают высказывания японских официальных лиц, и прежде всего главы правительства, в которых оправдывается милитаристская политика Японии в годы войны, посещение членами кабинета министров храма Ясукуни, издание «патриотических» учебников истории для средней школы и т.д. Эти страны слышат из Японии одновременно голоса признания и отрицания вины, а это усложняет двусторонний диалог на политическом уровне. В результате установление отношений доверия между Японией и странами Восточной Азии представляется в обозримой перспективе маловероятным.
98-118 32
Аннотация
Статья посвящена процессу нормализации японо-корейских отношений в 1953-1965 гг. США были деятельными его участниками на протяжении всей его истории. Американская сторона содействовала старту переговоров в 1953 г., но длительное время уклонялась от прямого участия в них. Двусторонний формат процесса при равноудалённом дистанцировании от него Вашингтона не привёл к быстрым результатам. Однако, на фоне эскалации войны во Вьетнаме США стали нуждаться в нормализации обстановки в северо-восточной части своего дальневосточного стратегического периметра. В этих условиях одним из рычагов давления на обе стороны стал американо-японский Договор о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности, согласно которому готовность США защищать Японские острова становилась главным элементом оборонной политики Токио. В Сеуле он пробуждал чувство уязвимости, ущемлял самолюбие националистов и стимулировал попытки официальных властей сбалансировать его уравновешивающими жестами со стороны США и уступками Токио. Формально Вашингтон продолжал быть поставщиком «добрых услуг», однако на деле усилил нажим на обе стороны. В итоге правительство Пак Чон Хи пошло на соглашение с Японией на условиях, которые в той обстановке были выгодны Корее, но не могли устроить корейских националистов, продолжавших подозревать США в прояпонском характере внешней политики. Японо-корейский конфликт был несколько ослаблен, но не разрешён, а наибольшую пользу из ситуации извлекли США, которые не только временно стабилизировали отношения между двумя своими важнейшими региональными союзниками, но и сумели частично переложить бремя содержания вооружённых сил Кореи на Японию.
119-136 54
Аннотация
В 2020 г. двусторонний трек российско-японских отношений вступил в период новой неопределённости. Этому способствовал ряд факторов как внутреннего по отношению к обеим странам, так и внешнего характера. Во-первых, окончательно стала ясна бесперспективность стратегии правительства С. Абэ, нацеленной на то, чтобы, опираясь на экономическое сотрудничество и личные контакты между лидерами, склонить российскую сторону к территориальным уступкам. Этому, в свою очередь, способствовали как скромность результатов проектов экономического сотрудничества, оказавшихся не в состоянии привести к качественной трансформации структуры российско-японских экономических связей, так и недооценка японской стороной значимости спорных территорий для российского общественного мнения. Во-вторых, после отставки правительства С. Абэ к власти в Японии приходит правительство Ё. Суга, которое, по всей видимости, намерено более жёстко артикулировать территориальные претензии Японии. В-третьих, пандемия COVID-19 нанесла удар по экономическим связям двух стран и вынудила их лидеров сосредоточиться на внутренних проблемах. Ожидать прорывных шагов в российско-японских связях в этих условиях не представляется возможным. В-четвёртых, противоречия между США и Китаем, которые, насколько можно судить, не будут решены даже в случае прихода к власти в США демократов, означают, что Россия и Япония, пусть и невольно, но оказываются «по разные стороны баррикад» в этом разворачивающемся глобальном противостоянии. Поэтому, хотя Москва и Токио не имеют серьёзных оснований, чтобы считать друг друга потенциальными противниками, нарастание международной напряжённости ведёт к тому, что предпринимаемые одной стороной шаги в сфере укрепления собственной военной мощи будут всё с бóльшим подозрением восприниматься другой стороной. Наиболее рациональной стратегией в этих условиях и для Москвы, и для Токио будет попытаться, во-первых, сохранить те достижения, которые уже есть, а во-вторых, стараться проявлять сдержанность и понимание в отношении шагов своего партнёра в сфере национальной безопасности.

КНИЖНАЯ ПОЛКА 

137-142 45
Аннотация
В предлагаемой рецензии дан обзор коллективной монографии «Япония в ретроспективе смены поколений». Основным объектом исследования для её авторов стали изменения, произошедшие с двумя молодыми поколениями японцев. Эти поколения сформировались в непростых условиях последних тридцати лет, когда началась стагнация экономики и замедлились темпы экономического роста. Авторы сборника пытаются понять, как современные японцы относятся к семье, труду, проведению досуга, а также каким они видят окружающий мир и прежде всего такие страны как США, КНР и Россию. Помимо этого, затронут гендерный вопрос - взгляд современных японок на взаимоотношения с мужчинами, на вступление в брак, выбор работы и на возможность делать политическую карьеру.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2500-2872 (Online)